Статьи
Практика фотографии

Кипр. Пламенное золото или огненная медь? Часть вторая.

Продолжаем наш рассказ

Фото: Дмитрий Питенин


Бессонница. Гомер. Тугие паруса. Я список кораблей прочел до середины


Помимо скал с их историческим прошлым побережье Кипра сравнительно богато на кораблекрушения. По дороге из Пафоса к деревушке Пейя таких будет целых два. Первое – ржавеющий сухогруз MV Demetrios II, севший на мель неподалеку от маяка Пафоса в 1998 г. Так случилось, что капитан и первый помощник имели поддельные сертификаты. Судно чернеет в полутора километрах от берега и при беглом осмотре не вызывает желания доставать фотоаппарат.

Второе кораблекрушение намного живописнее – 80-метровое грузовое судно Edro III, затонувшее по пути из Лимассола на Родос в 2011 г. Великолепный белый корабль сел на мель прямо у самого берега и вот уже пять лет украшает пейзаж небольшой бухточки. Кстати, команды обоих судов были спасены вертолетами ВВС Великобритании, военные базы которой занимают значительную часть острова.

Фото: Валерий Романов


Во время съемки кораблекрушения дополнительное развлечение фотографам может доставить местная молодежь, которая с берега по канату перебирается на судно, поднимается на его мачту и, раскачиваясь как следует на остатках такелажа, прыгает в море.


Температура воздуха - +10 - +14, воды - +18. Ветер – 10-15 м/с. Периодически меня посещала надежда, что вертолет ВВС Великобритании в один прекрасный момент прилетит и за этими шальными клифф-дайверами, но ребята через некоторое время ретировались своими силами.


Сонлива бедная деревня


Интерес фотографа иногда пробуждают не только любители прыжков, но и кипрские фермеры. Можно встретить коз, неторопливо пережевывающих бананы. Или увидеть не до конца сожженную кучу мандариновых деревьев.


Фото: Валерий Романов


Ближе к Пафосу и Лимассолу встречаются банановые плантации.

Фото: Валерий Романов


Позабытые гранаты.


Фото: Валерий Романов


И ждущий своего времени виноград.

Фото: Валерий Романов


Океана зеленая ртуть


Если же по каким-то причинам пейзажи, разбавленные продуктами человеческой мысли, вас не удовлетворяют – например, если вы хотите снять кадр для фотоконкурса «Дикая природа Кипра», - то местное побережье предоставит вам такую возможность.


Фото: Дмитрий Питенин


В одном из мест над небольшой пещерой дождевая вода проделала небольшое русло в известняке. Поэтому во время утреннего дождя, можно прятаться в этой пещерке и представлять, что находишься под небольшим Сельяландсфоссом.


Фото: Дмитрий Питенин


Красивая фактура скал и облачная погода дают возможность снимать и классические морские пейзажи.


Фото: Валерий Романов


Даже находясь практически в одном месте – в 2-3 метрах друг от друга, - у двух фотографов получаются совершенно разные фотографии.


Фото: Дмитрий Питенин


Кстати, мало кто знает, что на Кипре, кроме окружающего его Средиземного моря, нескольких озер и пары пересыхающих речушек есть самый настоящий океан. Но за ним, как это ни парадоксально, нужно ехать в горы. Буквально недавно, когда динозавры и не думали вымирать, на месте Кипра плескались воды древнего океана Тетиса. Но потом что-то пошло не так, образовались Альпы, Памир, Гималаи и другие горы, часть океанической коры поднялась из пучин вверх и образовала основную горную систему Кипра – Троодос.

Кстати, без британцев не обошлось и тут. Вершину Олимбоса, самой высокой горы Кипра, занимает их военная база с радарами дальней локации. И если где и можно от них укрыться, так это в каком-нибудь узком ущелье или каньоне.


И вот ущелье мрачных скал


Авакас (или Авгас) – это ущелье, или, возможно, каньон в восточной части острова. Поскольку очень странно не иметь понятия, где ты находился 2 января, то в связи с этим была проведена кропотливая работа по выяснению того, чем является Авакас – каньоном или ущельем.


Фото: Валерий Романов


Оригинальное греческое название Φαράγγι Άβακα переводится как «ущелье Авакас». Но так ли это на самом деле?

Если верить Большой советской энциклопедии, Геологическому толковому словарю, Научно-техническому энциклопедическому словарю и еще большому количеству словарей и энциклопедий, то ущелье, как и каньон, возникает в результате активной эрозионной деятельности рек. Говоря понятнее, они появляются благодаря тому, что река промывает в горных породах узкую долину.

Дальше, по данным энциклопедий, все просто – если на дне этой узкой долины, кроме реки, есть еще какой-нибудь лес, то это точно ущелье. А вот если только река – то каньон. Хотя те же источники говорят еще, что если ущелье очень большое, то тогда его тоже можно считать каньоном. Правда, при этом никто не указывает, после какой длины ущелье превращается в каньон.

Фото: Валерий Романов


Поскольку первые полкилометра на дне Авакаса встречались какие-то кусты, то явно его можно было бы назвать ущельем. Но потом кусты исчезли. Видимо, наступила та самая длина, после которой ущелье трансформируется в каньон.

Когда же под руку случайно попался реферат «Типы поперечных профилей речных долин», в котором было наглядно продемонстрировано, что узкая речная долина с отвесными стенами называется щель или каньон, а долина V-образного профиля зовется тесницей или ущельем, - стало ясно одно. На горизонте маячат лавры Пржевальского, Амундсена и Миклухо-Маклая, публикация в Science и почетное членство в Кипрском географическом обществе. Все географы Кипра ошибались, поскольку Авакас – это не ущелье, а самый настоящий каньон!

На этом эпоха великих географически открытий закончилась, но зато начались горы.


Жизнь деревьев грустит на горах


Зимой горы – это единственное место на Кипре, где можно дождаться снегопада. А если не повезет, то можно дождаться и града. Фотографировать под градом крайне неудобно. Это было определено нами в Кедровой долине, входящей в состав природного заповедника Трипилос.

Несмотря на то, что в Кедровой долине, как следует из названия, преобладает кедр, небольшое количество лиственных деревьев – дубов и кленов, - придает этому месту особую красочность.


Фото: Валерий Романов


Добраться в Кедровую долину несложно. Прямо к ней ведет автомобильная дорога. Но по пути вас могут ожидать сюрпризы в виде небольших камнепадов. Так, в одном месте нам пришлось выходить из машины и убирать особо крупные камни с дороги – иначе бы мы просто не проехали. А в другом месте камнепад просто засыпал проезжую часть на две трети ширины, и нам попросту пришлось искать объезд.

Говорят, что в заповеднике можно увидеть массу живности – начиная от куропаток и заканчивая муфлонами - местными баранами. Но видимо их, как и нас, распугала изменчивая погода – кроме живописного ручейка, усеянного золотом осенних листьев, больше фотографировать было некого.


Фото: Валерий Романов


Кто-то скажет, что такая особенность поведения местных животных выработалась из-за британских военных баз, но по нашему мнению, причина намного глубже. И скорее всего, в этом виноваты венецианцы. Если вы думаете, что мы хотели написать «венерианцы», то есть захватчики с Венеры, и просто произошла опечатка, то должны вас разочаровать - речь идет именно о гражданах Венеции.


Размокшей каменной баранкой в воде Венеция плыла


Так получилось, что в 12 веке Ричард Львиное Сердце в крестовом походе в Святую Землю решил захватить Кипр – первую в мире страну, управлявшуюся христианами.


Сразу же после этого Ричард продал остров рыцарскому Ордену Тамплиеров. Киприотам по ряду причин это не понравилось, поэтому Ричард выкупил остров обратно и перепродал его крестоносцу из французского рода Лузильянов, который создал себе на острове небольшое уютное Кипрское королевство.


Еще через пару поколений из-за династических путаниц вдова последнего кипрского короля, по странному стечению обстоятельств, венецианка, любезно завещала остров Венеции.


Фото: Дмитрий Питенин


Надо отметить, что в те времена - конец 15 века, - Венецианская республика находилась в расцвете своего могущества. Ей принадлежали территории в Адриатике, бассейнах Эгейского, Мраморного и Чёрного морей.

Поэтому, зайдя на Кипр, венецианцы восстановили часть замков тамплиеров, построили крепости в Фамагусте, Никосии и Кирении. Но, конечно же, самой большой мечтой венецианцев было построить мосты. Мосты не были нужны для обороны против Османской империи. Венецианцы просто скучали о своей малой родине – каналах, узких улочках, гондолах и, конечно же, мостах.


Расстояние от острова до ближайшего берега превышало строительные возможности венецианцев. Поэтому, боясь насмешек турков, они решили построить мосты в таких местах, где бы турки этого не увидели. Лучше всего для этой цели подошли горы.


Фото: Валерий Романов


Конечно, на самом деле причина была иной - венецианцев интересовала добываемая на Кипре медная руда. Не зря же существует версия, что название острова связано с этим металлом! Корабли с рудой отправлялись из гавани Пафоса, поэтому для сокращения пути через горы была проложена дорога. Медную руду везли на верблюдах и там, где дорогу пересекали горные реки, венецианцы построили 13 мостов, способных выдержать вес верблюдов с навьюченным грузом меди.

Одним из самых популярных среди туристов мостов считается мост Элиас. Судя по названию, можно предположить, что он назван в честь Ильи. Мост переброшен через небольшую, но бурную горную речку, крутые каменные склоны которой, тем не менее, поросли густым кустарником. Из-за этого выбор точки съемки весьма затруднен и, по сути, живописная картинка открывается с одной единственной точки.

Другой мост – Зелефу, - находится в 1 км по тропе от Элиаса. Откуда происходит его название - Γιοφύρι Του Τζελεφού, - история умалчивает. Речка, через которую построен этот мост, несколько шире, чем у предшественника – метров 10-15. Этим пользуются местные любители бездорожья – за отсутствием верблюдов показательные заезды устраивает местный клуб любителей Лендроверов, доставляя тем самым радость себе, своим детишкам и иным обитателям находящегося неподалеку кемпинга.

Если же вы вновь вспоминаете, что участвуете в фотоконкурсе «Дикая природа Кипра» и джипы с мостами не для вас, вас выручат местные водопады.


Как маленький, теплый, щекотный ручей


Фото: Дмитрий Питенин


Кипр – сравнительно небольшой остров. Так что следует ожидать от него и сравнительно небольших водопадов. Все они, конечно же, расположены в горной части Кипра. Самый известный и самый высокий из водопадов – это Милломерис.


Поток воды небольшой горной речушки падает с высоты 15 метров в маленькое, 4 на 4 метра, озерцо, окруженное каменными скалами. Водопад превращен в туристическую достопримечательность – почти к самому озерцу ведет благоустроенная лестница с перилами.


Тем не менее, это не мешает съемке самого водопада. В зимнее время сплетенные корни деревьев, что окружают озерцо, покрыты красными листьями, что добавляет кадру живописности.


Фото: Валерий Романов


Милломерис – самый «цивилизованный» из водопадов. К нему можно проехать на машине, после чего остается только пройтись пешком по лестнице.


Остальные водопады не столь доступны, хотя любителям пеших прогулок 1-2 км не покажутся чем-то сложным.


Фото: Дмитрий Питенин


В первую очередь, это касается водопада Каледония. К водопаду ведут несколько троп. Все они достаточно живописны.

Тропа, начинающаяся от форелевого питомника Psilo Dendro, проложена вдоль горной речушки. В особо сложных местах, где тропа пересекает реку, построены деревянные мостики.

Небольшие снежные сугробы придают легкое ощущение того, что все-таки сейчас зима. Тропа настолько живописна, что фотограф может и не дойти до главной цели – тринадцатиметрового водопада Каледония.


Фото: Валерий Романов


Кстати, как и в случае с другими именами собственными, происхождение названия водопада неточное. Есть версия, что шотландцы, увидев сходство со своими родными краями, назвали водопад в честь Шотландии, использовав при этом древнеримское ее название - Каледония. Как бы то ни было, зимой, благодаря обилию снега, водопад действительно похож на водопад.

Кстати, именно в окрестностях Каледонии чувствуется, что ты в горах – только в этом месте дежурили местные полицейские, не пропускавшие дальше машины без цепей на колесах.

Намного проще и понятнее обстоят дела водопадом Меса Потамос. Те, кто изучали в школе историю, конечно же, помнят название региона, расположенного в долине рек Тигр и Евфрат – Месопотамию или Междуречье. Это древнегреческое название. Так что водопад Μέσα Ποταμού означает всего лишь «водопад на реке». Река эта очень спокойная, окружена с обеих сторон лесом, и тропа к водопаду напоминает прогулку по парку.


Фото: Валерий Романов


Особым удобством всех горных маршрутов является их компактность и практически полное отсутствие зависимости от времени суток и погоды. Солнце практически не проникает сквозь лесные чащи ни к мостам, ни к водопадам, и вполне можно посетить 2-3 точки съемки в течение одного дня. Исключением, пожалуй, является только Каледония, где в солнечный день можно поймать радугу.

В качестве заключения можно сказать, что зимний Кипр является весьма удачным местом для пейзажного фотографа вне зависимости от стиля. Бесконечные пляжи, скалистые побережья, горные реки и каньоны – все эти места требуют спокойного, неторопливого и вдумчивого отношения к себе.


Объять весь Кипр за одну или две недели попросту невозможно. Как и в любом другом живописном месте, прежде чем фотографировать, хочется проникнуться его атмосферой, осмотреть с разных сторон и только потом уже нажимать на кнопку спуска затвора. Так что все вышеприведенные фотографии можно считать первым приближенным взглядом на этот почти незнакомый для российских фотографов остров.



Примечание: в тексте использованы строки из стихотворений Иосифа Бродского, Валерия Брюсова, Ивана Бунина, Александра Блока, Осипа Мандельштама, Всеволода Рождественского, Евгения Евтушенко, Игоря Северянина, Александра Пушкина, Бориса Поплавского, Бориса Пастернака, Александра Кушнера, Ильи Сельвинского.



Текст: Валерий Романов, Дмитрий Питенин

Фотографии: Дмитрий Питенин, Валерий Романов