Статьи
Теория фотографии

Размышления о «правильной» форме кадра.

Классик американской пейзажной фотографии Ансел Адамс сказал однажды: «Два человека всегда присутствуют в каждом снимке – фотограф и зритель». Ведь делая тот или иной снимок, автор вкладывает в него свои мысли и эмоции. Хочется ли ему поделиться впечатлениями от отпуска или требуется излить собственные противоречивые мысли об одиночестве и тишине – в сделанной фотографии им будет заложено какое-то свое послание. И это послание он делает для зрителя.

В одном случае для прочтения авторского сообщения зрителю будет достаточно беглого взгляда. В другом – потребуется минута-другая на размышление. А в третьем и целой вечности будет мало. Вовсе не потому, что автор спрячет смысл работы очень глубоко, нет. Причина может оказаться намного прозаичнее - фотограф просто не в состоянии передать свои идеи зрителю, он не знает как правильно «подтолкнуть» зрителя к содержанию своего снимка.

Казнить нельзя помиловать


Фотография – это своего рода визуальное высказывание. И это высказывание, как верно отмечает фотограф, преподаватель Александр Лапин, должно быть правильным образом оформлено и организовано. Достаточно вспомнить классическую фразу «казнить нельзя помиловать». Верно подобранные слова, расставленные в нужных местах знаки препинания, изящность слога позволяют читателю легко вникать в перипетии литературного сюжета. В свою очередь, и фотографу помогают схожие навыки: умение выделить главное, определить основные связи между всеми элементами снимка и при этом сохранить гармонию изображения, как это сделано, например, в работе Сергея Ершова «В долине Ада, Караул-Оба, Крым».

В долине Ада, Караул-Оба, Крым. Сергей Ершов, 2013


Эти умения реализуются в понятии художественной формы. Творческое владение ее основными элементами позволяет фотографу наиболее точно передать свой посыл зрителю – будь то содержание, полное ясных ассоциаций или же стремление пробудить его (зрителя) воображение символами и аллегориями.

Для понимания того, какова роль художественной формы в фотографии, рассмотрим сказанное несколько подробнее.

Итак, у нас есть фотограф – автор будущего снимка, есть сам снимок – изображение, сделанное автором, и есть зритель. Процесс «появления» фотографии – вещь индивидуальная, но скорее всего он идет следующим образом. В сознании (или подсознании) автора формируется то самое идеальное содержание, которое он хочет запечатлеть в изображении.

Этому сопутствуют разнообразные нюансы. Во-первых, фотограф видит и знает о предмете съемки много больше зрителя. То есть, в сознании фотографа находится намного больше различных взаимосвязей между предметом съемки, собственными идеями и окружающим миром, чем попадет в итоговый кадр.

Во-вторых, фотография в той или иной мере отражает авторское отношение к объекту съемки. Как минимум, это субъективное выражение идеальной идеи, идеального содержания – ведь каждый человек по-своему выражает свои мысли, и у каждого фотографа есть свой индивидуальный стиль.

Более того, фотограф может даже «вложить» в фотографию свое собственное мнение в отношении предмета съемки (хотя это не всегда уместно – например, в событийном репортаже, когда важно именно объективное и беспристрастное свидетельство происходящего события).

Второй субъективный компонент «рождения» фотографии – это зритель. Как и фотограф, зритель может быть разным.

Во-первых, на его восприятие сильно влияет общественное мнение и социально-культурная среда. Одни и те же фотографии могут совершенно по-разному восприниматься в Европе и Азии, пятьдесят лет назад и сегодня.

Во-вторых, важен индивидуальный уровень художественного мышления зрителя. Тот же Адамс говорил: «Чаще смотрят на фотографию, а не внутрь фотографии». Один человек ценит фотографию за ее эстетическое воздействие, не вникая в глубже в смысл изображенного. Другие за поверхностным содержанием видят заложенные фотографом символы и аллегории.

Например, в работе Антона Баранникова внимательный зритель не только увидит милого ребенка в окружении фотографий, но и разглядит мечты маленькой балерины о будущем.

Все еще будет. Антон Баранников, 2010


В-третьих, даже в одинаковой среде и при идентичном уровне художественного образования восприятие зрителем изображения будет весьма субъективным, поскольку тут включается его (зрителя) собственное воображение (в идеале подталкиваемое той самой художественной формой). Так, в фотографии «Весна» каждый почувствует какие-то свои мотивы – одни подумают о безграничности и романтике, другие – о весеннем обновлении в жизни, а третьи – об одиночестве и туманности перспектив…

Весна. Валерий Романов, 2013


Таким образом, мы подходим к третьему компоненту – самому изображению. Ведь именно изображение является тем самым мостиком между умом художника и умом зрителя. Столь же важна и художественная форма изображения - от того, насколько грамотно фотограф воспользуется средствами художественной формы, зависит, подтолкнет ли она зрителя к тому содержанию, которое закладывал в снимок автор или нет.

Гармония на плоскости и иллюзия объема


Если рассуждать в самых общих чертах, то форма выполняет три основные функции. Во-первых, благодаря ей мы можем распознать в изображении главное и второстепенное. Во-вторых, она обеспечивает между всеми элементами кадра различные закономерности и связи, а в-третьих, тем самым форма сохраняет целостность изображения. Но все это абстрактные слова. Рассмотрим, как же именно, с помощью чего конкретно фотограф все это делает.

Говоря о форме, чаще всего имеют ввиду осознанное применение фотографом системы изобразительных средств – основных элементов художественной формы:
  • композиционное решение кадра;
  • световое решение фотографии;
  • тональный рисунок и колорит (цветовое решение) снимка;
  • творческое использование технических средств фотографии.

Следует особо отметить, что важным является системность применения всех изобразительных средств. Игнорирование любого из них зачастую ведет к тому, что содержание фотографии попросту теряется и не доходит до зрителя.

При этом, и работая с композицией, и оценивая цветовое решение снимка, следует помнить еще об одном важном аспекте восприятия фотографии. В отличие от реальности, которую она отображает, фотография представляет собой плоское изображение. И чтобы фотографу удалось передать свою идею зрителю, чтобы зритель не отвернулся от снимка, автору необходимо решить две задачи: обеспечить гармоничность изображения на плоскости и придать фотографии иллюзию пространства.

Именно это, на наш взгляд, вполне удалось сделать путешественнику, фотографу Даниилу Коржонову. В этом классическом сюжете автору удалось реализовать свою идею - передать атмосферу весенней Тосканы, - благодаря удачному сочетанию продуманной композиции, деталей, дополняющих смысловое содержание снимка, вовремя пойманного света и великолепной перспективы кадра.

Весна в Тоскане. Даниил Коржонов, 2013


Однако, не следует забывать о том, что решение этих двух задач вовсе не гарантирует успех. Как верно отмечает автор многочисленных статей, книг и учебных пособий по вопросам художественной фотографии Л. П. Дыко, не следует забывать о «сложности художественно-композиционного творчества: можно изучить приемы заполнения картинной плоскости (и это необходимо на определенном этапе), можно познать систему средств расстановки акцентов в кадре (и это тоже обязательно нужно для овладения мастерством), а художественный результат все еще не будет достигнут».

Где искать смысл


Первая цель - гармония изображения, - напрямую связана с композицией.

Ряд авторов сознательно разделяет два понятия – «композиция» и «компоновка». Например, Александр Лапин под композицией понимает совершенно определенную организацию изображения в кадре, организацию, решающую некую сверхзадачу. В подобной трактовке «композиция» близка к живописи и в большей степени свойственна пейзажам и постановочным снимкам – то есть, жанрам, в которых фотограф в состоянии «создать» оптимальное взаиморасположение всех элементов в кадре.

Для более «документальных» жанров предлагается использовать термин «компоновка» - распределение предметов и фигур в кадре, - который решает более простые по сравнению с «идеальной» композицией задачи: заполнение плоскости изображения, элементарное выделение главного и равновесие компонентов.

Конечно, кто-то может сказать, что в условиях ограниченного времени снимок композиционно может не сложиться. В этом есть доля истины. Но есть истина и в обратном. Например, известный фотограф Джоди Форстер, чью фотографию «Гора Джордан и отражение в озере, Сьерра Невада, Калифорния» любезно предоставила Галерея Классической Фотографии, при съемке своих знаменитых пейзажей неоднократно возвращался на одно и то же место съемки - специально для того, чтобы как можно точнее передать настроение природы и получить в итоге нужную композицию цвета, формы и света.

Как бы то ни было, в дальнейшем оба термина, если это не будет оговорено отдельно, будут рассматриваться в качестве синонимов.

Mt. Jordan And Lake Reflection, Sierra Nevada, California. Джоди Форстер. Галерея Классической Фотографии, г. Москва


Оценивая композицию, фотографу стоит обратить внимание на три важных ее элемента:
  • смысловой и композиционный центр изображения;
  • заполнение кадра;
  • активные линии и связи.

Каждый из этих элементов важен сам по себе и в то же время неразрывно связан с другими. Когда мы смотрим в видоискатель или на экран LiveView, мы замечаем (вернее, должны замечать) множество различных деталей. Основные детали образуют центр сюжета; другие важны для характеристики обстановки; третьи имеют значение изобразительное; а четвертые являются помехой и должны остаться за пределами кадра.

По мнению Л.П. Дыко, поначалу «все внимание следует отдать главному из них, являющемуся смысловым центром снимка, …сформировать его, после чего усилить, подчеркнуть, сосредоточить на нем внимание зрителя».

По сути, смысловой центр – это отражение той самой идеи, которую закладывает в свою фотографию автор. И исходя из того, насколько глубоко фотограф хочет «спрятать» содержание работы и какую свободу готов он предоставить воображению зрителя, автор задумывается о том, где этот смысловой центр должен быть размещен.

Центр внимания


В отличие от смыслового центра композиционный не имеет прямого отношения к художественному содержанию снимка, это центр внимания, который определяется структурой изображения, композицией.

Общую мысль о связи смыслового и композиционного центра выразил в одной из своих статей исследователь фотографии Андрей Зейгарник – направление разглядывания изображения «определяется расположением смысловых центров изображения, характером их выделения и индивидуальными особенностями восприятия у конкретных зрителей». В то же время, несмотря на кажущуюся простоту, это самое «разглядывание», по его словам, «подвержено некой своей внутренней малопонятной логике».

На рейде. Валерий Романов, 2012


Тем не менее, в случае простых изображений, не «отягощенных» яркими пятнами и сильными контрастами, - как например, в фотографии «На рейде», - фотограф может быть уверенным, что центр изображения, вернее, перефразируя Андрея, часть изображения вдоль центральной вертикали привлечет огромный объем внимания по сравнению с другими частями кадра. Поэтому, если смысловой центр будет размещен именно в центре такого снимка, зритель придет к пониманию сути изображенного сразу, без отвлечения на второстепенные детали, которые можно будет рассмотреть позже. При этом следует помнить, что эта логика может оказаться неверной, если в кадре будет чрезмерно много второстепенных элементов.

Безусловно, дополнительные детали и нюансы являются неотъемлемым элементом кадра, но только в той мере, в которой они не отвлекают на себя все внимание зрителя, поскольку в этом случае рисунок снимка делается запутанным, перегруженным, а сам кадр окажется несформированным. Подобная ситуация, по словам Л.П. Дыко, будет означать, что фотограф не только не справился с задачей создания определенной геометрии кадра, но и плохо разобрался в материале, в существе и смысле выбранного для съемки сюжета, мотива.

В построении композиции изображения вполне возможна ситуация, когда композиционный центр осознанно не совпадает со смысловым. Подобная организация кадра требует как от фотографа, так и от зрителя несколько большего напряжения.

Взгляд изначально стремится к композиционному центру, после чего вспомогательные элементы композиции (о них мы поговорим чуть позже) должны будут привести внимание зрителя к смысловому центру всего изображения. Если автор не учтет это, содержание картины останется нераскрытым. Правда, может сложиться ситуация, в которой фотограф может поступить подобным образом - скрыть содержание снимка, - вполне сознательно, стремясь заставить зрителя задуматься над фотографией.

Без названия. Киев, Вышгород. Александр Нестеровский, 2009


Более того, содержание снимка может не просто скрыться, но полностью раствориться в лаконичной гармонии форм, как это, например, удалось сделать Александру Нестеровскому в его работе. По словам автора, он не стремился вкладывать в эту работу какую-то определенную смысловую нагрузку, как, впрочем, и не искал исключительно красивой геометрии. Изображение интуитивно сложилось в самодостаточную, гармоничную композицию, не требующую ни выражения авторского мнения, ни дополнительных авторских подсказок в виде названия.

Доверяй, но проверяй


Еще один аспект, который следует помнить автору при поиске выгодного расположения смыслового центра изображения - это несколько парадоксальная мысль о том, что не следует слепо доверять всем правилам построения кадра. Тому существует множество подтверждений.

Например, даже в отношении «золотого сечения» - одного из самых популярных правил построения композиции, - периодически возникают споры. Так, исследования художника, иллюстратора Джеймса Гарни показали, что важные смысловые элементы (даже не сильно выделенные контрастом или какими-либо композиционными средствами) привлекают очень большой объем внимания зрителя, даже если они не попадают в точки и линии «золотого сечения». И наоборот, размещение на сетке «золотого сечения» менее важных по смыслу элементов вовсе не ведет к автоматическому увеличению внимания к ним.

Но если всякие правила действуют не всегда, как же тогда создать этот композиционный центр? На самом деле, помимо центрального расположения, есть еще несколько средств выделения главного элемента фотографии. Чаще всего самое важное выносится автором на передний план. Также почти все владельцы сегодняшних камер могут позволить себе еще один прием – это выделение резкостью.

Фотографы, попавшие в удачный момент или терпеливо дождавшиеся нужного света могут позволить себе создать световой или тональный акцент, подчеркивающий центр композиции.

Еще один относительно простой способ – это кадрирование снимка, при котором автор удаляет все ненужные на его взгляд детали. Этот способ весьма прост с технической точки зрения – обрезал и все. В то же время он достаточно сложен психологически – обычно фотографу очень жаль убирать детали, которые, по его мнению, важны все до единой.

Алиса. Евгений Никонов, 2010


Естественно, талантливый фотохудожник при построении композиции не ограничивает себя строгими рамками и применением исключительно того или иного технического приема. На примере работы ульяновского фотографа Евгения Никонова можно видеть, что портрет Алисы включает в себя целый комплекс художественных средств, которыми автор интуитивно воспользовался для передачи своих мыслей и своих идей. Размытый фон, центральная композиция кадра, высококонтрастные детали, притягивающие внимание к центру фотографии – все эти инструменты, по словам Евгения, получились сами собой, автоматически «сложились» в кадре, чтобы реализовать ту идею, которая возникла в его воображении.

Конечно же, все о чем сказано в этой статье – это только первые шаги, которые делает фотограф на пути к грамотному выражению задуманного им художественного образа в изображении.

В дальнейшем мы продолжим эту тему и постараемся чуть глубже окунуться в мир инструментов художественной формы, а сейчас самая пора брать в руки фотоаппарат и снимать, снимать, снимать. Ведь практика – это, пожалуй, самый простой и доступный способ перехода от всяких абстрактных размышлений к умению воспринимать художественную форму на интуитивном, подсознательном уровне.



Текст: Валерий Романов
Фото: Антон Баранников, Сергей Ершов, Даниил Коржонов, Александр Нестеровский, Евгений Никонов, Валерий Романов, Джоди Форстер